Re@Ligion – ассоциация торговцев словом божьим

re@ликбез »

 

RSS избранное | RSS полный

 

21.02.2005 14:35

← Ислам на пальцах

Приблизительно в 570 году Н.Э. в семье, принадлежавшей к роду курайшитов - правящему племени Мекки, города северо-восточной области Хиджаз современной Аравии, родился не столько мальчик, сколько муж по имени Мухаммад, который впоследствии станет Пророком ислама.

Прошло много лет. Будучи первоначально лишь местом расположения древней святыни Каабы и центрального борделя, с упадком Южной Аравии в 6-м веке Мекка превратилась в крупный центр торговли, достигший такого же могущества, как и государства Сасанидов, византийцев, чукчей, евреев и эфиопов. В результате верховная власть в городе отошла к крупнейшим купеческим семьям из колена Авраамова, среди которых самым могущественным был род курайшитов. Отец Мухаммада Абдаллах Абд аль-Мутталиб умер еще до того, как был зачат его сын; мать Мухаммада, Амина, умерла, когда ему исполнилось 6 лет. Грамотой не страдали оба. Сиротку отдали на попечение деда, главы рода хашимитов, тоже не блиставшего образованием. После смерти деда Мухаммада растил его дядя Абу Талиб, не вязавший лыка постоянно. По обыкновению, Мухаммада, когда он был еще маленьким ребенком, отправили на год-два в семью бедуинов с целью знакомства с верблюдами. Этот обычай, который и поныне соблюдают благородные семьи Мекки, Медины, Тайфа и других городов Хиджаза, сыграл большую роль в будущем Мухаммада. Здесь он приобрел не только опыт преодоления тягот и испытаний жизни в пустыне, но и любовь к богатому, выразительному матерному языку, а также к верблюдицам. Он научился терпеливости и выносливости пастухов, уединенную жизнь которых тогда впервые ощутил, а впоследствии пришел к ее пониманию и всегда высоко ценил и использовал при каждом удобном случае.

Около 590 года в возрасте 20 лет товарисч Мухаммад поступил торговцем на службу к вдове по имени Хадиджа в лавку по продаже всякой фигни и с того времени принимал деятельное участие в снаряжении торговых караванов на север. Немного позже Мухаммад женился на Хадидже, бабе по происхождению, от этого брака у него родились двое сыновей, склеивших ласты вскоре после рождения, и четыре дочурки, чудом пережившие отца.

В этот период своей жизни Мухаммад много путешествовал, в основном, от жены. Впоследствии, когда ему было уже за сорок, а баб за сотню, он завел обычай уединяться для размышлений в пещере Хира, расположенной в двух часах ходьбы от Мекки, где и произошло первое из великих событий в истории ислама, как утверждал сам Мухаммад.

Там обычно товарисч Будущий пророк сидел и думал о серьёзных вещах. Иногда он думал "Как?", иногда "Почему?", а иногда даже "Какой из этого следует делать вывод?". В итоге сложных мыслительных процессов, в голову Мухаммеду пришла мысль на арабском. Если перевести её на русский, отбросив местные идиоматические обороты, то звучала она так: "Какого [censored] эти [censored] пророки, стадами шлялись по Израилю и окрестным территориям, принадлежавших арабам, и [censored] свои поганые [censored]. Чем я хужЕе?". Верблюдица, которая в момент раздумий сопутствовала будущему Пророку, своим рёвом подтвердила истинность оной мысли. Оставалось придать ей форму гласа божьего, чем Мухаммад и занялся вплотную.

В конечном виде это всё он представил таким образом:

Однажды, когда Мухаммад находился в пещере, он услышал голос, принадлежавший, как выяснилось позже из паспортных и биометрических показателей, Ангелу Джибриилу, который повелел ему: "Читай! Во имя Бога, который сотворил человека из сгустка крови". "Ого!", подумал Мухаммад, никогда не умевший читать, а посему имевший проблемы и с письмом. Три раза Мухаммад признавался Архангелу, что не умеет читать, и каждый раз запрограммированный архангел нёс ту же пургу. В конце концов, Мухаммад произнес слова, которые ныне являются пятью первыми стихами суры 96 Корана, - [мы не можем их здесь напечатать, так как там много сказано о самом ангеле, его родственниках, а также приведены маршруты пеших путешествий с эротическим уклоном].

Вначале Мухаммад рассказал о произошедшем только жене и своему ближайшему окружению с целью проверить, как его идея и формулировки подействуют на остальное человечество. Далее последовали новые откровеяния, провозглашающие Единство Бога, и число его последователей начало расти, сначала среди рабов и бедняков, как наиболее невежественных из бедуинов, позднее - среди самых известных людей Мекки, которые тоже повелись на эти басни. Вирши, ниспосланные ему в то время, и все прочие слоганы, родившиеся позже, составили Священный Коран - Писание ислама.

Надо сделать маленькое отступление. Коран, в переводе с арабского, означает "записанное под диктовку", что подтверждает факт полной безграмотности Пророка, не умевшего ни читать, ни писать.

Надо отдать должное древним арабам, не каждый принял Послание Бога, переданное через Мухаммада. Даже в его роду нашлись здравомыслящие люди, которые отвергли его вероучение, многие торговцы хайтеком всячески противодействовали Посланию. Тем не менее сопротивление лишь усилило осознание Мухаммадом его миссии и его понимание, чем ислам отличен от язычества, и как надо мочить неверных. Вера в Единство Бога стала в исламе верховной; из нее следует все остальное.

Стихи Корана подчеркивают единственность и исключительность Бога и Пророка, остерегают неверующих от грядущего неминуемого наказания в виде обрезания, и провозглашают Его безмерное сострадание и милость к тем, кто предаст себя Его воле, и в итоге получит кучу баб-девственниц в раю. Они подтверждают Суд Божий, когда Бог-Судья будет измерять на весах [скорее всего, это будет безмен] верования и дела каждого православного, вознаграждая верующих в Аллаха и наказывая грешников, верующих в Христа. Ибо Коран отвергает многобожие, которое проповедует христианство: в то время он стал серьезным вызовом язычникам и любившим мирские блага мекканцам, так как не отменял многожёнство. Яркими образами Пророка он подчеркивает нравственную ответственность человека перед Всевышним за свои поступки в земной жизни, а воплощают их в дела земные теперь шахиды.

Хиджра

После того, как т. Мухаммад открыто и бесплатно проповедовал в течение десяти лет, вражда к нему возросла настолько, что он, опасаясь за жизни своих поставщиков и клиентов, был вынужден отослать их в Эфиопию, где христианский (SIC!) король предоставил им свое покровительство, защиту и нехилый запас ганджи. Память об этом с тех пор бережно хранится мусульманами. Но в Мекке преследования и гонения усилились: последователи Мухаммада подвергались нападкам, оскорблениям и даже пыткам в виде отказа от опохмелки. В конце концов, не выдержав абстиненции, Мухаммад отослал семьдесят своих сподвижников в Ясриб, впоследствии переименованный в Медину ("Город") [с фантазией у них были проблемы уже тогда]. А когда ранней весной 622 года ему стало известно о заговоре с целью убить его отравленным авиационным спиртом, он вместе со своим ближайшим сторонником Абу Бакром ас-Сиддиком принял решение присоединиться к переселенцам, да там и закочумать.

Тем временем в Мекке заговорщики ворвались в дом Мухаммада, но обнаружили вместо него пьяного двоюродного брата Али. В ярости мекканцы назначили награду за голову Мухаммада в виде стандартных 30 сребреников и бросились за ним в погоню в местную наливайку. Однако Мухаммаду и Абу Бакру удалось укрыться в одной из пещер [другой наливайки], у входа в которую после того, как они спрятались от преследователей, паук свил паутину в виде тройной W (и логотип ICANN). Когда Мухаммад и Абу Бакр обнаружили, что паутина разорвана проходившими здесь мекканцами (зачем они взламывали интернет, так и осталось тайной), они вышли из своего укрытия и поплелись в Медину, где были с радостью и воодушевлением встречены не столько ее жителями, сколько жительницами.

Это и была Хиджра - событие, с которого ведет свое начало скорбное, для православных, мусульманское летоисчисление. Переселение, а точнее – позорное бегство, Пророка из Мекки в Медину знаменовало собой начало новой эры ислама - начало нового образа жизни для Мухаммада, его последователей и противников. С этого времени организационным принципом их общины являлось не просто родство по крови и стакану, но гораздо более великое добровольное братство, в которое объединились все мусульмане, не разбирая правых и виноватых. Люди, которые сопровождали Мухаммада во время Хиджры, стали называться мухаджирами - то есть уверовавшими и переселившимися, а жители Медины, принявшие ислам, стали называться ансарами - теми, кто помогал и дал убежище. Остальные так и остались в лице первых ублюдками и отморозками.

Мухаммаду было хорошо известно о политическом положении в Медине из донесений собственных спецслужб. Ранее, еще до Хиджры, этот город направлял своих посланцев в Мекку с просьбой к Мухаммаду разрешить спор между двумя могущественными племенами о владении чучелом Чебурашки. Увиденное и услышанное настолько поразило их, что они тотчас пригласили Мухаммада поселиться в Медине вместе со всеми его бабами и верблюдицами. После Хиджры выдающиеся качества его личности получили безоговорочное признание со стороны и враждебных и дружественных племен Медины. На время они объединились вокруг него, и 15 марта 624 года Мухаммад и его сторонники выступили против язычников Мекки в надежде рано или поздно их порюхать.

Первое столкновение с противниками Пророка, которое произошло возле Бадра, в наши дни - небольшого городка на юго-восток от Медины, имела ряд очень важных последствий для ислама. Во-первых, войска мусульман, по рассказам самого Пророка, в три раза уступавшие врагу в количественном отношении, разгромили мекканцев. Во-вторых, порядок и выучка, проявленные мусульманами в сражении при Бадре, пожалуй, впервые продемонстрировали мекканцам истинные возможности и способности мстительного человека, которого они изгнали из своего города. В-третьих, одно из союзных племен, которое вначале пообещало помощь мусульманам в Битве при Бадре, но затем отказалось участвовать в начавшемся сражении, спустя месяц было изгнано из Медины. Таким образом, те, кто на словах провозгласил себя союзниками мусульман, а на деле оказывал им тайное сопротивление, получили заслуженное предупреждение: участие в жизни общины налагает обязательство ее безоговорочной поддержки, в противном случае – всем кирдык.

Год спустя мекканцы нанесли ответный удар (см. киноверсии Дж. Лукаса и П. Джексона). Собрав армию в три тысячи человек, они встретились с несколькими мусульманами в бою при Ухуде, горе у границ Медины. После первоначального успеха мусульмане были отброшены назад, сам Пророк был ранен, но ранен не очень. Поскольку мусульмане, слава Аллаху, проиграли сражение, но не проиграли войну, мекканцы, уже с армией в десять тысяч человек спустя два года вновь напали на Медину, однако результаты для них оказались совсем иными, так как седалище спину пророк уже залечил и неплохо держался на спине верблюдицы. В шальной разборке под названием Битва у Рва (в просторечии – Канавы), также известной как Битва Союзников, мусульмане, применив новый вид обороны в виде заградотрядов, одержали знаменательную победу над кретинами Спарты… Ой, над спартанцами Крита. На окраине Медины, где ожидалось нападение, они выкопали ров, преодолеть который конница мекканцев не могла, не подвергнув себя смертельному обстрелу лучников, бдительно охранявших ров со стороны Медины. После неудачной осады мекканцы были вынуждены отступить и заквасить с горя. Таким образом, Медина оказалась в полной власти мусульман и отдана была на разграбление аж на целый месяц Рамадан.

Тем временем проявился Свод законов Медины, по которому кланы, признав Мухаммада пророком Бога или Чуваком (или просто Че), образовали союз или федерацию, что продемонстрировало возникновение и быстрое развитие единого политического самосознания мусульманской уммы (местной тусовки). Конституция определяла также роль немусульман в жизни уммы. Евреи, к примеру, были "зиммии", т.е. люди, находящиеся под защитой общины до тех пор, пока они следовали ее законам и правилам. Потом их обычно убивали. Так, для порядка. Подобные отношения установили прецедент для обращения с подневольными народами во времена более поздних завоеваний (см. Палестина). Христианам и евреям при условии выплаты ежегодных непомерных налогов предоставлялась условная свобода вероисповедания, и они, сохраняя свой статус немусульман, становились ассоциированными членами мусульманского государства вплоть до неминуемой казни. Однако подобные права были невозможны для язычников, проявлять терпимость к которым община, почитающая Одного и Единого Бога, не могла, и тех мочили сразу.

Ибн Ихак, один из самых ранних биографов Пророка, оставивший немало его фотографий, отмечает, что именно в это время Мухаммад, не умея писать, разослал письма правителям многих стран - Царю Персии, Императору Византии, Негусу Абиссинии и правителю Египта - призывая их принять ислам. В противном случае милостиво обещал им тихую мучительную смерть. Ничто иное не может в большей мере проиллюстрировать непокобелимость веры небольшой общины, вся военная мощь которой, несмотря на Битву у Рва, была бесконечно малой. Но вера и уверенность мусульман в своих силах не была ошибочной, а просто недальновидной. Мухаммад настолько действенно заключал один за другим союзы с племенами, что уже к 628 году полторы тысячи его последователей могли на переговорах с мекканцами требовать от них выделенного доступа к Каабе для совершения паломничества. Обычные партизанские методы войны стали ключевой вехой в истории ислама. Всего лишь некоторое время назад Мухаммад из-за угрозы своей жизни был вынужден покинуть родной город и скитаться со всеми своими сотнями жён и кошек. Теперь же его бывшие враги должны были считаться с ним, как с полноправным руководителем и военачальником, и кормить тех же кошек и жён. К тому же времени относится и знаменитая стрелка горы с Пророком, на которую он так и не явился.

Год спустя, в 629 г. он вступил в Мекку победителем - таково было завоевание без кровопролития и в духе терпимости установившее образцовый пример для будущих завоеваний до сегодняшнего дня. Он разрушил идолы, расставленные в Каабе, и навсегда положил конец языческим обычаям настолько решительным и суровым способом, что Геббельс завистливо сглатывал, перечитывая деяния Пророка. В то же время Мухаммад завоевал верность и преданность Амр ибн аль-Аса, будущего покорителя Египта, и Халида ибн аль-Валида, будущего "Меча Господнего" посредством обычного шантажа. Они приняли ислам и присоединились к Мухаммаду. Их обращение в ислам тем более примечательно, что ранее они входили в число самых ожесточенных противников Мухаммада, но оба очень хотели жить.

В определенном смысле возвращение Мухаммада в Мекку было вершиной порученной ему миссии. В 632 году, всего лишь три года спустя, Пророк Бога заболел, и 8 июня того же года в присутствии ухаживавшей за ним 1-ой жены Айши "скончался в стоявшую полуденную жару" от пере… в общем, от чего-то умер.

Смерть Мухаммада была великой потерей для всех его двух сподвижников и последователей, поскольку этот простолюдин из Мекки был гораздо больше, чем всеми любимый друг, чем одаренный правитель, главный машинист и высокочтимый руководитель, сумевший из разрозненных и враждующих между собой племен создать единое государство, развалившееся на следующий день. Мухаммад своей жизнью явил выдающийся пример следования учению, которое он нес от Бога людям - учение Корана, который веками направляет мысли и действия, веру и поведение бесчисленных его последователей и возвестил новую эру террора в истории человечества. И все же смерть Великого Пророка не означала прекращения динамичного развития общества, созданного им в Аравии, и, конечно же, не остановило свершения главной его миссии - донесения Священного Корана людям во всем мире, что очевидно следует из событий в Чечне. Абу Бакр сказал тогда: "Если кто-нибудь поклоняется Мухаммаду, пусть знает - Мухаммад умер, но дело Аллаха, которому мы поклоняемся, живёт и побеждает!" И это правильно, товарищи!

Праведные Халифы

Со смертью Мухаммада перед мусульманской общиной встал главный вопрос: "Чё за ботва?" . Кто должен стать новым паханом? Были четыре человека, претендовавших на место главы общины верующих: Абу Бакр ас-Сиддик, не только сопровождавший Мухаммада в Медину десять лет назад и подносивший ему сакэ, но назначенный замещать Пророка во время его последней болезни; Омар ибн аль-Хаттаб, способный и верный сподвижник Пророка, умевший чудесно раскуривать опиум; Осман ибн Аффан, уважаемый многими обращенный в ислам еще в ранние времена и великий специалист по гашишу; и Али ибн абу Талиб, родственник Мухаммада и его зять, профессиональный фасовщик орехов колы. Чтобы избежать раздоров среди различных группировок, Омар, неожиданно для остальных, схватил и пожал руку Абу Бакру - традиционный в то время знак признания нового руководителя и отца народов. Вскоре каждый последовал его примеру, и до заката Абу Бакр был признан всеми халифом Мухаммада. Слово "халиф" означает на арабском "наследник", но оно также предполагает его роль в истории ислама: править согласно Священному Корану, ниспосланному Богом, и по примеру, который неявно явил Пророк.

Халифат Абу Бакра продолжался недолго и мучительно, но имел большое значение для ислама. Будучи примерным паханом, он жил просто, прилежно исполнял свои религиозные и террористические обязанности, был открыт людям и всегда благоволил им, если те не требовали от него денег. Но он был тверд, когда после смерти Пророка некоторые племена отреклись от ислама: Абу Бакр быстро усмирил их купанием в кипящем масле и поением свинцом. Затем он объединил различные племена Аравийского полуострова кандалами и направил свои усилия на борьбу против могущественных империй востока - Сасанидов в Персии, византийцев в Сирии, Палестине и Египте. Он еще раз явил и подтвердил всему миру будущую жизнеспособность мусульманского государства.

Второй халиф - Омар, назначенный Абу Бакром в письменном завещании, - продолжил его дело, которое до сих пор живёт и побеждает. Приняв титул Амира аль-Му'минина ("Командующего Верующих"), Омар распространил ислам в Сирии, Египте, Ираке и Персии, что с военной точки зрения являлось безусловно выдающимися победами мусульман до шестидневной войны. В течение четырех лет после смерти Пророка Мусульманское государство расширило свои владения до Сирии; в известной битве у реки Ярмук его армия впервые нанесла ощутимый удар по могуществу византийцев (отрезанное могущество так и осталось у мусульман), чей правитель Гераклиус незадолго до этого с презрением отказался от предложения, сделанного в письме Пророком Аравии, принять ислам.

Поразительный факт: мусульманское государственное управление на завоеванных территориях осуществлялось с невиданной в тот век терпимостью и толерантностью. В Дамаске, например, мусульманский правитель Халид ибн Аль-Валид подписал договор, гласящий: "Здесь устанавливается следующее, что дарует Халид ибн аль-Валид жителям Дамаска при вступлении им в правление городом: он обещает безопасность и сохранность жизней, имущества и церквей. Город не будет ни разрушен, ни отдан на поселения мусульманам. К тому же мы даруем договор Аллаха и защиту Его Пророка, халифов и верующих. При условии, что вы будете платить подушный налог, ничто не постигнет вас, кроме добра". Добро их, ясен пень, постигло, и многие, во имя его, сложили головы на плахе.

Терпимость была свойственна исламу во все времена, кроме наших. После битвы у реки Ярмук в военном лагере Аль-Джабия на Голанских высотах византийцы обещали Омару, что они готовы сдаться и уступить Иерусалим. Он отправился в город, чтобы лично принять капитуляцию и покарать неверных. Согласно одному из повествований, он вошел в город один-одинёшенек, одет был в простую хламиду-монаду, чем привел в изумление простых людей, привыкших к роскошным нарядам и многочисленному церемониальному двору византийцев и персов. Он еще более поразил их, когда развеял страхи, заключив с ними великодушный договор об их массовой казни, в котором обещал: "Во имя Аллаха… ваши церкви будут сохранены в целости и сохранности, не будут захвачены мусульманами и не будут разрушены". Правда, он не исполнил ни слова из сказанного.

Подобная политика повсюду приносила успех кроме местных поражений. В Сирии, к примеру, многие христиане вскоре оказались вовлечены в богословские споры с византийскими властями и были подвергнуты наказанию - за то, что приветствовали приход ислама и окончание тирании. Упс! В Египте, откуда Амр ибн аль-Ас в результате бесстрашного наступления по Синайскому полуострову изгнал византийцев, коптские христиане не только приветствовали мусульман, но и с воодушевлением им помогали за скромное вознаграждение.

Этому образцовому примеру вскоре последовало население в различных областях Византийской империи. Противоречия и конфликты между греческими православными, сирийскими монофизитами, коптами и несторианскими христианами стали причиной неудачи византийских правителей (они всегда воспринимались в качестве захватчиков) в их попытках добиться народной поддержки, тогда как терпимость мусульман к местным обрядам и женщинам, устраняла главную причину недовольства и сопротивления.

Омар исповедовал подобный подход во всех делах своего правления. Несмотря на то, что он назначал в новых провинциях мусульманских правителей, существовавшие византийские и персидские управления сохранялись везде, где это было возможно, благодаря многожёнству. Действительно, на протяжении следующих пятидесяти лет греческий язык оставался официальным языком Сирии, Египта и Палестины тогда, как на пахлави, официальном языке Сасанидов, продолжали говорить в Месопотамии и Персии. Как ни странно, толку от этого не было НИКАКОГО!

Омар, будучи халифом десять лет, завершил свое правление знаменательной победой над Персидской империей в Битве При Стакане. Борьба с Сасанидским царством началась в 687 году у Аль-Кадисийи близ Ктесифона в Ираке, где мусульманская конница успешно сразилась против персидских полков, которые безуспешно применяли боевых слонопотамов в качестве первобытных танковых орудий. Теперь же после битвы у Нихаванда, прозванной "Завоеванием Завоеваний", Омар окончательно предопределил судьбу Персии: с этого времени ей была уготована роль одной из важнейших провинций Мусульманской империи. Как вы думаете, воцарился там мир?

Правление халифа Омара был кульминацией ранней истории ислама. Он прославился своей справедливостью, образцовыми общественными нормами и искусством управления государством. Его нововведения надолго оставили след во многих сферах обеспечения благосостояния мусульманской общины - налогообложении, геноциде, финансовом, концентрационном и административном устройстве поднимающейся империи.

После смерти Омара учредительный совет, состоявший из сподвижников Пророка, выбрал третьего халифа: им стал Осман. Несмотря на то, что при его правлении проявились первые серьезные проблемы в исламском единстве, этот период отмечен многим достижениям в нелёгком деле геноцида народов. Осман еще дальше его предшественников продвинулся в усмирении Персии, продолжил оборону мусульманского государства от византийцев, добавил к владениям империи земли современной Ливии и покорил большую часть Армении. Он совместно с его двоюродным братом Муавийей ибн абу-Суфьяном, правителем Сирии, основал Великий Бездарный арабский флот, который впоследствии участвовал в ряде важных сражений с византийцами и почти всегда проигрывал.

Тем не менее, гораздо большее значение для ислама имело завершение начатого еще Абу Бакром составления полного текста Корана - откровения, ниспосланного Пророку. Осознавая, что первоначальное послание Бога могло быть непреднамеренно искажено в различных вариантах, он назначил комиссию по сбору достоверных записей коранических текстов и уничтожению вариантов списков. В результате был составлен окончательный текст Божественной Книги, принятый и существующий и по сей день во всем исламском мире. Короче, он собрал ВСЕ версии Корана, отобрал наиболее подходящие, остальные сжёг. В итоге апокрифов ислама мы не имеем. Хороший мальчик.

Однако эти успехи военной политики и просвещения в период правления халифа Омана сопровождались серьезными административными недостатками и слабостями в связи с полной бездарностью его, как правителя. Его обвиняли в явном пристрастии к близким родственникам из рода Омейядов, которых он назначал наместниками в покоренные города, и потом вступал с ними в связи. Чтобы разрешить эти обиды и недовольство, были начаты переговоры с представителями из Египта, однако вскоре они были прерваны, и Осман был убит из обычного снайперского лука. Его смерть вызвала раскол в исламской общине, который так никогда полностью и не был преодолен, что до сих пор видно по Аль-Каиде (в переводе с арабского – База или Оплот).

Этот раскол углубился еще больше сразу после того, как Али, двоюродный брат и зять Пророка, был избран четвертым халифом. Возник один нюанс. Споры и разногласия заключались, главным образом, в правомочности правления Али. Родственники Османа - особенно Муавийя, могущественный наместник Сирии, где не признавалась законность избрания Али халифом - были убеждены, что правление Али неправомочно, поскольку поддержку его избранию оказали ответственные за неотомщенную смерть Османа. Конфликт достиг своей наивысшей точки в 657 году в Сиффине близ Евфрата и, в конечном счете, привел к окончательному разделению между Сунни (Суннитами) и Шии (Шиитами) - приверженцами Али. Это разделение окрасило в свой цвет всю последующую историю ислама. Каароче, полный беспредел.

В действительности сунниты и шииты единодушны по всем основным положениям ислама: веруют в Коран и в Пророка, следуют одним и тем же принципам веры и соблюдают одинаковые ритуалы, но по-разному. Тем не менее существует одно значительное расхождение, больше политическое, чем религиозное: оно имеет отношение к выбору, кого считать халифом, или преемником Мухаммада.

Большинство мусульман поддерживают то право избрания, по которому Абу Бакр был избран первым халифом. Эта группа мусульман известна как "Агль аль-сунна ва-ль-джамаа" - "люди традиции и общины", или сунниты. Они считают халифа преемником Мухаммада в деле правления общиной. С другой стороны, шииты убеждены, что халифат, который они называют имамат или "руководство", не избирается, а назначается, как губернатор. Правителями халифата, говорят они, должны становиться члены семьи Пророка (все), а потому первым правомочным халифом считают Али. По мнению суннитов халиф - хранитель шариата, религиозного права; а для шиитов имам - доверенное лицо, наследующее и толкующее духовные знания Пророка. По сравнению с ними иудеи – образец канона и порядка.

После битвы у Сиффина, Али, главные силы которого были сосредоточены в Ираке, а столица находилась в Куфе, начал терять поддержку многих своих более непреклонных последователей, и в 661 г. был убит своим братаном за дело. Его сын Хасан стал халифом в Куфе, однако вскоре подчинился Муавийе: того год назад уже объявили халифом в Иерусалиме и признавали на всех мусульманских землях. Это ознаменовало приход к власти династии Омейядов, которая правила последующие 90 лет обычным геноцидом.

Однако раскол между суннитами и шиитами продолжал углубляться, и разделение между ними стало еще большим, когда в 680 г. сын Али Хусейн попытался отобрать халифат у Омейядов и вместе со своими сторонниками был убит в Карбале в Ираке. И поныне шииты каждый год скорбят по его смерти. Но воскресить его, как Иосифовича, не получается.

Династия Омейядов

Перенесение центральной власти в Дамаск, столицу Омейядов, оказало значительное, но поганое влияние на последующее развитие ислама. С одной стороны, оно знаменовало неявное завершение предыдущей эпохи. Все первые четыре халифа были сподвижниками Пророка - набожными и благочестивыми людьми при полном отсутствии образования, их образ жизни не был отличен от того, что вели рядом с ними простые погонщики верблюдов, они сохранили простые привычки своих предков, несмотря на колоссальные богатства, привозимые с покоренных земель. Даже Осман, политика которого сеяла среди мусульман рознь и распри, был больше предан заботам о мире будущем, нежели этом. То есть, эти парни были просто честными неграмотными гопниками. С переездом в Дамаск многое изменилось.

В ранние дни ислама расширение его границ основывалось лишь на простом желании донести людям Слово Божье и уничтожить неверных. Хотя мусульмане, встречая сопротивление, и применяли силу, они не принуждали своих врагов принимать ислам, а просто заливали свинец или смолу в горло. Наоборот, мусульмане позволяли некоторым христианам и евреям в течении этого времени исповедовать их религии, а многочисленные обращения в ислам были результатом открытия людям веры, простой и вдохновенной, да и просто жаждой жизни, либо избавления от непомерных налогов.

С приходом династии Омейядов светские дела и проблемы гаремов, неизбежные в управлении огромной империей, стали преобладать в заботах халифов, часто за счет религиозных дел, что не могло не тревожить немногих преданных и набожных мусульман. Нельзя сказать, что на религиозные ценности вовсе положили - наоборот, каждое столетие их важность для мусульманской общины возрастала, но смысл терялся. Не всегда они занимали главное место, и со времен Муавийи призвание халифа как "Защитника Веры" все в большей мере требовало уделять внимание прежде всего светским делам и заботам, которые в столь значительной мере преобладают в истории каждой страны.

Муавийя был умелым правителем, и даже его критики под пытками признавали, что он в высокой мере обладал "хильмом" - столь ценным качеством, которое можно охарактеризовать как "цивилизованная сдержанность", и которое он сам описал следующим образом: "Я не применяю меч, когда достаточно плети, и не применяю плети, когда достаточно моего слова. Если лишь одна волосинка будет соединять меня с моими друзьями, я не позволю ей порваться. Если они натянут ее, я ослаблю, а если они ослабят ее, то я натяну". Ну, вы прикинули количество трупов, подтвердивших эту мысль?

Тем не менее Муавийя никогда не был способен ни устранить вражду к своему правлению, ни найти общий язык с шиитами, так как говорил вообще на фарси. Эти проблемы не поддавались решению, пока Муавийя был жив, однако когда он склеил ласты в 680 г. сторонники Али возобновили сложную и упорную борьбу, которая досаждала Омейядам на протяжении следующих более чем 70 лет их правления и впоследствии достигла Северной Африки и Испании, дав пару неплохих идей для инквизиции.

Омейяды, однако, сумели быстро достичь высокого уровня стабильности, особенно после того, как Абд аль-Малик ибн Марван ценой нескольких незначительных отравлений унаследовал халифат в 685 г. Подобно предшественникам из рода Омейядов Абд Аль-Малик был вынужден посвящать большую часть своего правления решению политических проблем обустройства в раю родственников жён. Но он осуществлял также и крайне важные реформы: руководил очищением и повторным открытием водоканалов для орошения долины Тигра и Евфрата посредством сугубо добровольных помощников из числа христиан и иудеев, что было ключевым фактором процветания Месопотамии со времен шумеров; ввел производство и чеканку монет нескольких европейских государств, которые со временем вытеснили византийские и сасанидские монеты и стали единственным денежным средством в обращении. Организация Абд аль-Маликом правительственных учреждений была также важна: она устанавливала модель для более поздних детально продуманных и усовершенствованных структур верховной власти Аббасидов и для последующих государственных образований, возникавших на месте империи Омейядов, и стали прототипом СС. Были созданы специальные учреждения, в обязанности которых входило ведение финансовой отчетности и сбор налогов. Абд аль-Малик учредил систему почтовых маршрутов, чтобы ускорить связь и коммуникации с отдаленными краями империи по протоколу IPX/SPX. И что наиболее важно - он ввел арабский язык в качестве официального языка делопроизводства, заменив, таким образом, греческий и пахлави на матерный.

Во времена Абд аль-Малика Омейяды продолжили приумножать могущество ислама за счёт других регилий. На восток они распространили свое влияние до Трансоксании - области на север от реки Оксус и продолжили путь к границам Китая. На западе они покорили Северную Африку в походе, предпринятом Укбахом ибн Нафи, который основал город Кайруван, расположенный в современном Тунисе. Оттуда они направились к берегам Атлантического океана, где и закончили свой путь.

Завоевание этих территорий послужило причиной установления арабами связей и отношений с ранее неизвестными нациями евреев и этническими группами, которые принимали ислам и впоследствии оказывали значительное влияние на ход истории ислама. Например, берберы Северной Африки, противодействовавшие правлению арабов, но с готовностью принявшие ислам, позднее присоединились к Мусе ибн Нусайру и его генералу Тарику ибн Зийаду, когда те пересекали Гибралтарский пролив, направляясь в Испанию, где их потомки и окочурились, благодаря не дремавшему Томасу де Торквемада. Берберы впоследствии также осуществили в Северной Африке реформы, имевшие большое значение для исламской цивилизации.

Тем временем в Европе арабы, нанеся поражение Визиготам, вошли в Испанию, и к 713 г. достигли французского города Нарбонны. Там им были не очень рады. В последующие десятилетия их отряды непрерывно совершали набеги на французские земли и в 732 г. достигли долины Лувра, расположенной всего лишь в 170 милях от Парижа. Там в битве при Пуатье они были окончательно отброшены назад французскими войсками под предводительством Шарля Мартеля.

Последним великим халифом из рода Омейядов был Хишам, четвертый сын Абд аль-Малика. Его правление длилось долго 724 - 743гг. Это было время, когда Арабская империя достигла наибольших размеров и наибольшего величия. Но ни он, ни четыре халифа после него не соответствовали требованиям своего времени, и когда в 747г. бунтовщики подняли в Хорасане черное знамя мятежа, правление династии Омейядов подошло к концу.

Несмотря на то, что Омейяды в основном покровительствовали и благоприятствовали расцвету своей родины Сирии, их правление отмечено достижениями и успехами в области кинематографии для всей мусульманской общины. Некоторые из наиболее красивых и величественных архитектурных сооружений мусульманского мира (колов), существующих и поныне, построены по их распоряжению: Мечеть Омейядов в Дамаске, Мечеть Скалы в Иерусалиме, великолепные дворцы в пустынях Сирии, Иордании и Ирака, чудесные тюрьмы в Турции. Они организовали структуры верховной власти, способные справляться с множеством самых сложных проблем огромной и многоликой империи, сделали арабский язык официальным языком империи. Правление Омейядов даже способствовало развитию некоторой культуры: чистая арабская проза таких писателей, как Абд Аллах ибн аль-Мукаффа и Абд аль-Хамид ибн Яхья аль-Катиб редко в последующие времена была превзойдена другими авторами на том же языке.

За все 90 лет правления Омейядов империя заслужила репутацию "мульк", т.е. "светское государство". В последние годы династии их противники создали тайную организацию с целью возведения в халифы потомка Аль-Аббас ибн Абд аль-Мутталиба, дяди Пророка. Умелой подготовкой эта организация сумела объединить вокруг поставленной цели враждующие группы в Хорасане и Ираке и провозгласила халифом Абу аль-Аббаса. Марван ибн Мухаммад, последний Омейядский халиф, был разгромлен, и сирийцы, все еще верные Омейядам, были обращены в бегство. Лишь один из них сумел избежать беды - Абд ар-Рахман ибн Муавийя аль-Дахиль, юный князь, бежавший вместе со своим верным слугой в Испанию и установивший там в 756г. новую династию Омейядов.

Такие дела...


Автор: Digger
Опубликовал: Digger
Просмотров: 16684

Поделиться:

Добавить комментарий:

Вам необходимо авторизоваться:

E-mail:

Пароль:

Авторизация через: Facebook | ВКонтакте | Yandex

Рейтинг@Mail.ru

Copyright © 2003 Handy, Digger (Digital Pakost Ltd).
Дизайн и графика © 2003 Handy, Линкси. Интерфейс © 2003 Handy.
E-mail для посылки произведений: upload@realigion.ru.